+7(495)180-41-52 интернет-магазин (пн-вс 10-19)
+7(495)180-45-10 издательский дом "Самокат"
+7(926)849-30-20 видео-консультация
Камень, ножницы, бумага
Камень, ножницы, бумага

Камень, ножницы, бумага

перевод: с испанского Горбова Елена
возраст: 13-15, young adults
жанр: роман
ISBN: 978-5-00167-075-9
обложка: обложка
страниц: 256
год: 2020
размер: 139х197
Вес: 303 гр
Показать все характеристики

доставка:
От 1000 бесплатно до пункта самовывоза
От 2000 бесплатная курьерская доставка*
Кроме городов Сибири, Дальнего востока и Архангельской области
700 ₽

24 марта 1976 года жизнь в Аргентине в одночасье перевернулась: военная хунта захватила власть и установила в стране жесткую диктатуру. Не все хотели подчиняться новому режиму, и в первую очередь — аргентинская молодежь, подростки. Именно с ними — несогласными и непокорными — военные беспощадно расправлялись: похищали, изощренно пытали в тайных тюрьмах, насиловали, зверски убивали. Крали новорожденных детей заключенных и отдавали в приемные семьи военных — убийц их родителей, — где они росли, всю жизнь не зная правды о своем происхождении.

Инес Гарланд было шестнадцать, когда в Аргентине случился военный переворот. Как и главная героиня книги Альма, Инес даже не подозревала о том, что творится в стране, а ее родители и окружение поддерживали новую власть. Уже будучи взрослой, Инес Гарланд переосмыслила всё случившееся и заново открыла эту темную главу истории Аргентины, чтобы никогда не забывать о жертвах диктатуры.

Роман «Камень, ножницы, бумага» получил премию Аргентинской ассоциации детской и юношеской литературы (ALIJA) как лучший подростковый роман 2009 года и переведен на немецкий, итальянский, французский и голландский языки.

Редактор о работе над книгой

«Камень, ножницы, бумага» — один из немногих латиноамериканских романов и, пожалуй, единственный роман для подростков, в котором действие происходит на фоне страшных и тревожных событий последней диктатуры Аргентины. Когда читаешь роман, поначалу кажется, что это история о взрослении, о дружбе и первой любви, о поисках своего места в этом мире. Но впечатление это обманчивое, ведь время действия выбрано неслучайно. Автор намеренно не делает акцента на диктатуре, показывая происходящее через восприятие героини, которая вначале ничего не замечает и не догадывается о творящихся в стране ужасах. И лишь к концу на главную героиню, а вместе с ней и на читателя обрушивается осознание случившегося и всех последствий. Эпилог же оставляет пищу для размышлений и желание узнать больше о судьбе героев, которые хоть и вымышленные, но легко соотносятся с реальными людьми, точно так же потерявшими своих близких.


Отзывы 2

Парамошкина Ангелина, 10 класс 15.02.2022

Весна. Яркие лучи солнца. Я впервые беру  книгу в руки  и пытаюсь понять, как два маленьких человечка на обложке  не утонули в этих темно-синих водах. Почему они, судя по всему дети, совершенно одни?  Почему у меня ощущение, что я потону в этой истории?

Переворачивая любимый формат книги: квадратную мягкую обложку от издательства «САМОКАТ», как я это называю, в  оттенке «ночь при лунном освещении», я ищу иллюстрации. Я уверена, еще пара оборотов и вот, я встречу собаку в камышах или детей, играющих на пирсе, может увижу ладошки, обозначающие «бумагу» или «ножницы». Но единственное изображение, которое нахожу- значок цензуры. 16 +...

«Не нравится мне это»- подумала тогда я, но начала знакомится с трудом аргентинки Инес Гарланд.

Казалось бы, что может скрываться под таким названием? Детская история, о том, как ребята разрешили спор игрой в «камень, ножницы, бумага»? Или повествование пойдет о том, как ее придумали? А если я скажу, что в Аргентине «камень, ножницы, бумага»- политическая игра, где правительство избавляется от людей так же быстро, как вы расправляете ладонь на счет «три»?

Лето. Обжигающие лучи солнца. Отдыхая в лесах на берегу Волги, ощущаю себя главной героиней этого романа. Я на острове. Меня окружают друзья и близкие мне люди. Большую часть времени мы проводим в холодной воде, спасая тела от перегревания. А ночью наблюдаем за падающими звездами и слушаем сверчков.

 Но о чем же нам повествует автор? Скажу честно: я не знаю. (Точнее сказала бы) Честное слово, я прочитала  эту историю от корки до корки, помечая стикерами интересные фразы и кульминационные моменты, но книга так и осталась ящиком Пандоры, который я не открыла.

Как-то и слог сухой, и описаний мало, и концовка какая-то открытая. Вроде бы банальщина- первая влюбленность. Она- Альма. Подросток из высокопоставленной семьи, где родители свободно могут позволить себе неожиданный отпуск на Мальдивах. Учится в христианской церкви с жесткими порядками. Познает значение дружбы, любви и тусовок в жизни. Он- Марито. Парень, который старше Альмы на несколько лет. Старший брат её подруги детства. Сам себе ребенок и сам себе родитель. Разбирается в технике и работает, где приходится. Горе для родителей Альмы, поскольку он связался с их дочерью. И я была уверена, что это плохая и нудная история. Отгоняло меня от этого вердикта только одно- это какая-то недосказанность в действиях Марито. То ему дядя говорит, что тот связался с неправильной компанией, то он пропадает с острова на несколько месяцев, проводя время в Буйнос-Айресе. Что это? Плохо прописанные фрагменты?

И дочитав книгу, вопросы только умножились. Возможно, я бы с удовольствием одним движением пера изложила здесь негативное впечатление о книге, если бы не последние страницы от издательства... «Последняя диктатура Аргентины».

Что может о ней знать 16-летний человек? Как выяснилось совершенно ничего...

«Хорошо»,- подумала я,- «А что я знаю об Аргентине в целом?» Что ж, это страна в Южной Америке. А что я знаю о ней?..

В голове, как перекати-поле, проносятся мысли Сократа: «Я знаю только то, что ничего не знаю, но другие не знают и этого».

Казалось бы, я познаю мировую литературу: творчество русских, английских, немецких, австрийских, канадских и австралийских писателей. Читаю и сравниваю волнующие разные национальности темы в один и тот же период. Иногда нахожу ярко выраженные стилистические черты разных стран. На понимании сюжета могу провести аналогии, но с этой книгой так не произошло. Тут я и поняла, что даже с богатым читательским опытом невозможно знать и понимать всего.

Мировая литература. Совокупность литературных традиций всех народов, как нам выдает википедия. Но давайте будем честны. При услышанном, в голове всплывают такие фамилии как Пушкин, Бронте, Гюго, Гете, Роулинг. Другими словами-европейцы. Позже следуют  Кинг, Мураками, Макколоу, Янь, Мод Монтгомери-  Северная Америка, Азия и Австралия. И только в конце, если попадется этот один  человек из десяти мы услышим авторов Южной Америки.

Порой мне кажется, что этот материк- это аквариум, он прозрачен и ты можешь разглядеть, что внутри, но вряд ли  поймешь язык его обитателей. Страны Латинской и Южной Америки открыты для изучения, но крайне мало освещены. Мы мало обсуждаем их события на уроках истории, редко обращаемся к традициям этих стран, а потому редко понимаем, о чем пишут латиноамериканские авторы. До трудов Инес Гарланд я знакомилась с книгой Габриэля Гарсиа Маркеса «Сто лет одиночества». Как же я расстроилась, когда не уловила сути! И как вовремя мне попалась фраза «некоторые книги очень капризны и требуют хорошую подготовку», потому я быстро смекнула, что это тот самый случай. Мне было совершенно непонятно: кто с кем воюет и откуда столько бананов. Не понимала я и жанра «мистический роман», где у героев растут крокодильи хвосты. Находила это не оправданным решением автора. Однако, в тот момент я поняла, что мое незнание латиноамериканского творчества — большой шаг в действительном познании мировой литературы, мультикультуры.

Это же я почувствовала и по окончанию «Камень, ножницы, бумага». Книга послужила для меня пинком под зад для изучения нового для меня исторического периода- «Последняя Аргентинская диктатура».

Так что же мы имеем, сталкиваясь нос к носу с этим понятием? Семь лет «Грязной войны», «Ночь карандашей», «перевоспитание» аргентинской молодежи, «матери площади Майо». Ужасающие события прошлого, которые естественно имеют отпечаток в настоящем. Аргентина начала жить по-новому благодаря «чистым листам», которые в 1983 году все-таки победили «крепкий камень». Вот такая вот аргентинская политическая игра.

Осень. Солнечные лучи совершенно не греют. Летняя беззаботность становится былью, а мрачное настроение ко мне приходит так же быстро, как и дожди. Я подхожу к своей домашней библиотеке и беру знакомую мне темно-синюю книгу. Перелистываю страницы. Я уже не считаю её детской, не ищу в ней иллюстраций. Все встало на свои места. Я вижу как страница за страницей мои мысленные пропуски заполняются состыковками. Книга превращается в пазл, подкрепленной историей Аргентины. От страниц уже не веет летним теплом, уединенностью острова и домашними посиделками с друзьями. Эти страницы теперь навсегда пропитаны для меня пеплом, агрессией, пропажами и смелостью издательства.

Спасибо «САМОКАТУ», что не испугался неподготовленной аудитории и выпустил феномен в русский свет.

           

Варвара Гофман 02.12.2020

Эта книга удивительная в своём роде. Инес Гарланл не только затрагивает важнейшие темы для подростка, такие, как взросление, первая любовь, но и разжигает интерес к периоду времени, в котором разворачивается действие книги, а именно к истории Аргентины в 70-ые годы, установление жестокой диктатуры, ломающей жизни миллионов людей, в том числе и главных героев книги. «Камень, ножницы, бумага» погружает нас в жизнь девочки Альмы, стоящей на пороге взрослой жизни и мы проживаем вместе с ней несколько лет.
Произведение держит читателя в напряжении до последнего слова, и это подкупает.

Обращаем Ваше внимание, что отзывы могут оставлять только зарегистрированные пользователи сайта

Камень, ножницы, бумага

<p> 24 марта 1976 года жизнь в Аргентине в одночасье перевернулась: военная хунта захватила власть и установила в стране жесткую диктатуру. Не все хотели подчиняться новому режиму, и в первую очередь — аргентинская молодежь, подростки. Именно с ними — несогласными и непокорными — военные беспощадно расправлялись: похищали, изощренно пытали в тайных тюрьмах, насиловали, зверски убивали. Крали новорожденных детей заключенных и отдавали в приемные семьи военных — убийц их родителей, — где они росли, всю жизнь не зная правды о своем происхождении. </p> <p> Инес Гарланд было шестнадцать, когда в Аргентине случился военный переворот. Как и главная героиня книги Альма, Инес даже не подозревала о том, что творится в стране, а ее родители и окружение поддерживали новую власть. Уже будучи взрослой, Инес Гарланд переосмыслила всё случившееся и заново открыла эту темную главу истории Аргентины, чтобы никогда не забывать о жертвах диктатуры. </p> <p> Роман «Камень, ножницы, бумага» получил премию Аргентинской ассоциации детской и юношеской литературы (ALIJA) как лучший подростковый роман 2009 года и переведен на немецкий, итальянский, французский и голландский языки. </p> <p> </p> <p> Редактор о работе над книгой </p> <p> <i>«Камень, ножницы, бумага» — один из немногих латиноамериканских романов и, пожалуй, единственный роман для подростков, в котором действие происходит на фоне страшных и тревожных событий последней диктатуры Аргентины. Когда читаешь роман, поначалу кажется, что это история о взрослении, о дружбе и первой любви, о поисках своего места в этом мире. Но впечатление это обманчивое, ведь время действия выбрано неслучайно. Автор намеренно не делает акцента на диктатуре, показывая происходящее через восприятие героини, которая вначале ничего не замечает и не догадывается о творящихся в стране ужасах. И лишь к концу на главную героиню, а вместе с ней и на читателя обрушивается осознание случившегося и всех последствий. Эпилог же оставляет пищу для размышлений и желание узнать больше о судьбе героев, которые хоть и вымышленные, но легко соотносятся с реальными людьми, точно так же потерявшими своих близких.</i> </p> <br> <p> </p>

700
Камень, ножницы, бумага

Камень, ножницы, бумага

Камень, ножницы, бумага

Камень, ножницы, бумага

Книжное издтельство детской литературы Самокат
Россия
Москва
г. Москва, ул. Ордынка М., дом 18, строение 1
+7(495)180-41-52
sales@samokatbook.ru